f3125c53

Лакассен Франсис - 'фантомас', Или 'энеида' Наших Дней



Франсис Лакассен
"Фантомас", или "Энеида" наших дней"
"ТРИНАДЦАТИГРОШОВАЯ ОПЕРА"
Образ, в свое время знаменитый, сейчас становится все более редким:
кинжал в руке, бледное лицо, черная полумаска, цилиндр и фрак - перед вами
человек, одним мрачно-элегантным жестом завладевший всем Парижем.
Так выглядела обложка первого из тридцати двух томов серии, начатой
Пьером Сувестром и Марселем Алленом в феврале 1911 года. Авторы "напустили"
на Париж, да и на весь остальной мир преступника, заставившего наконец
содрогнуться публику, до этого привыкшую только веселиться. Впрочем, до тех
пор, пока война не научила ее плакать...
В этой саге из тридцати двух песен, к которым Марсель Аллен
впоследствии добавил еще одиннадцать, на читателя обрушивается вереница
монстров, фантомов, ангелов и отвратительных скотов. А в центре этого
водоворота - ОН! Властелин преступного мира. Король зла, Гений и Палач -
ФАНТОМАС!
Коварные чародеи из "Энеиды" и "Одиссеи", злые духи восточных легенд,
вероломные колдуны из романов о рыцарях Круглого стола, прожорливые людоеды
и мстительные феи, таинственные парижские апаши Эжена Сю - все они - ничто
по сравнению с НИМ. Они кажутся жалкими карликами рядом с Фантомасом, с его
гигантской фигурой, невероятной жестокостью, богатейшим воображением и
зловещим юмором. Бандит в черной шелковой полумаске возникает в парижской
ночи и наполняет ее фантасмагорическими существами, кошмарами и жуткими
превращениями.
Фантомас повелевает - и на стенах домика почтенных обывателей выступают
пятна крови, а фонтаны на площади Согласия, под которыми, как выясняется,
томится узник королевской крови, начинают издавать чудесную загадочную
мелодию. В это же время по воле Фантомаса через весь Париж медленно
проезжает фиакр с сидящим на козлах трупом. По его зову мертвецы на кладбище
Клиши отодвигают надгробные плиты и выходят из могил. А другие чудовища,
повинуясь ему, шествуют, как когда-то Христос, по водам в Вильмондуа.
Он крадет золото из собора Дома инвалидов, опустошает сейфы
Французского банка, грабит казино в Монте-Карло, где в свое время проигрался
в пух и прах. Он проливает дождь из крови и бриллиантов на идущих к обедне
верующих. Он заставляет исчезать мчащиеся на огромной скорости поезда.
Когда он решает покарать своих главных противников - полицейского Жюва
и юного Фандора, журналиста "Столицы", он делает это с истинно парижским
шиком и олимпийским спокойствием. Задумав утопить Жюва, а заодно и весь
город, он взрывает на Монмартре огромные резервуары с водой (их впоследствии
придется строить заново).
Чтобы не попасться в руки полицейского, который гонится за ним по пятам
на быстроходном судне, он, не задумываясь ни на секунду, заражает чумой весь
корабль.
Безусловно, он жесток, но не лишен того, что принято называть юмором,
"когда кровь стынет в жилах". Он подменяет духи в "Галери Лафайет" серной
кислотой и засовывает бритвенные лезвия во все ботинки в обувном магазине.
Он погружает спящего Фандора в стеклянный аквариум и вывешивает его на
фасаде "Мулен-Руж". Или, разозлившись на упрямство журналиста, отправляет
его в ящике в Южную Африку.
Но тут Фантомас и допускает свою единственную ошибку. Именно там, в
Южной Африке, живет его дочь Элен, забытая всеми и одинокая, но пленительная
и прелестная. Встретившись с Фандором, она в него влюбляется, и чувство ее
не остается без ответа. Итак, прелестная Элен, подобно возлюбленной
Фантомаса леди Белтхем, разрывается между верностью и страхом. Гор



Назад