f3125c53

Лайтман Алан - Сны Эйнштейна



АЛАН ЛАЙТМАН
СНЫ ЭЙНШТЕЙНА
ПРОЛОГ
Вдалеке башенные часы бьют шесть раз и смолкают. За столом,
навалившись, сидит молодой человек. Он чуть свет пришел в бюро, за ночь
сделав еще один рывок. У него спутанные волосы, мешковатые брюки. В руке
десятка два скомканных листов, это его новая теория времени, сегодня он
отошлет ее в немецкий физический журнал.
В комнате отзываются городские звуки. Звякнула о камень молочная
бутылка. Скрипнула маркиза над витриной на Марктгассе. Медленно катит свою
повозку зеленщик. В квартире неподалеку приглушенными голосами
переговариваются мужчина и женщина.
В неясном свете, затопляющем комнату, конторские столы горбятся смутно,
как звери на лежке. Перед молодым человеком лежат в беспорядке раскрытые
книги, на других же двенадцати дубовых столах документы разложены аккуратно
еще со вчерашнего дня. Через два часа пришедший служащий будет точно знать,
с чего ему начинать. Но в эту минуту, в этом неясном свете документы не
более различимы, чем часы в углу комнаты или стул секретаря у двери. Все,
что можно разглядеть в эту минуту, это призрачные квадраты столов и
сгорбленная фигура молодого человека.
Невидимые часы на стене показывают десять минут седьмого. С каждой
минутой все новые предметы обретают явь. Вот появилась мусорная корзинка из
медной проволоки. Вот объявился календарь на стене. Вот семейная фотография,
коробочка с бумажными скрепками, чернильница, перо. Там пишущая машинка,
жакет, брошенный на спинку стула. Скоро из ночного марева, обволакивающего
стены, выступают стеллажи. На стеллажах папки с патентными заявками. В одной
предлагается новое сверло с фаской, уменьшающей трение; в другой -
электрический трансформатор, выдерживающий постоянное напряжение на выходе
при изменениях питающего напряжения; в третьей - пишущая машинка с бесшумной
кареткой. Эта комната полна практических идей.
Снаружи солнце зажигает вершины Альп. Стоит поздний июнь. Лодочник
отвязывает на Аре свою плоскодонку и отталкивается веслом, течение несет его
вдоль Арштрассе к Гербернгассе, где он продаст свои яблоки и ягоды. В свою
пекарню на Марктгассе приходит пекарь, растапливает печь, месит тесто.
Любовники обнимаются на мосту Нидегг, задумчиво смотрят на реку. С балкона
на Шиффлаубе мужчина обозревает розовеющее небо. Страдающая бессонницей
женщина бредет по Крамгассе, заглядывая в каждую темную подворотню, читая
объявления в занимающемся свете.
В длинном пенале на Шпайхергассе, в комнате, полной практических идей,
сидит, обмякнув на стуле, молодой служащий патентного бюро, опустив голову
на стол. За несколько месяцев, начиная с середины апреля, он перевидел
множество снов о времени. Сны завладели его исследованием. Сны вымотали его,
опустошили настолько, что он уже не может отличить сны от яви. Теперь со
снами покончено. Природа времени, во множестве вариантов являвшаяся ему
ночами, теперь свелась к одному. И не то чтобы все другие варианты были
невозможны. Другие варианты могут существовать в других мирах.
Молодой человек шевельнулся на стуле, он ждет, когда придет машинистка,
и тихо мурлычет "Лунную сонату" Бетховена.
14 апреля 1905 г.
Допустим, время - замкнутый круг. Мир неукоснительно повторяется.
Люди по большей части не знают, что они заново проживут свои жизни.
Торговцы не знают, что они снова и снова будут заключать все те же сделки.
Политики не знают, что в круговерти времени они будут снова и снова
возглашать свое все с той же трибуны. Родители благоговейно хранят п



Назад