f3125c53

Лайл Гэвин - Сценарий Схватки



ГЭВИН ЛАЙЛ
СЦЕНАРИЙ СХВАТКИ
Аннотация
Кейт Карр, бывший летчикистребитель, оказался втянутым в борьбу двух группировок за власть в одной из латиноамериканских республик. Он ввязался в чужую войну, но не сразу понял, на чьей стороне стоит воевать.
1
Они вышли на меня справа и сверху со стороны полуденного солнца. Как раз оттуда, откуда им следовало выйти. Вероятно, там я и должен был их увидеть.
В иной ситуации я так бы и сделал. Но в этот раз я сидел полусонным за штурвалом моей "Голубки", делавшей 150 узлов по направлению к ПуэртоРико, и меня беспокоило только то, останется ли после груза саженцев в кабине самолета запах, за избавление от которого придется заплатить дополнительно.
Впервые я обнаружил их в тот момент, когда они промелькнули мимо меньше чем в сотне ярдов и ушли вперед; две ярких серебристых черточки в виде буквы Н на фоне неба, неожиданно возникшие и так же неожиданно исчезнувшие.
Я неожиданно проснулся как от резкого удара и испытал ужасное и мерзкое ощущение поражения. Такое чувство, словно меня сбили. Оно быстро перешло в ярость, и в поисках врага я развернул нос своей "Голубки".

Однако в ее носу не было никакого оружия.
Конечно, я узнал их по очертаниям; это были реактивные самолеты типа "вампир". И я понял, откуда они могли появиться – со стороны республики Либра. Я находился как раз к югу от побережья и только что миновал СантоБартоломео.

Но я не знал, что республика приобрела реактивные истребители, даже если им и было по семнадцать лет.
Потом они снова появились впереди примерно на расстоянии мили и стали набирать высоту. Я со злостью наблюдал за ними. Если бы они захотели еще раз повторить свою шутку, я бы дал полный газ и направил бы самолет прямо на них.

И если бы они протаранили друг друга, пытаясь убраться с моего пути, это бы означало, что им не повезло, и может быть ктонибудь написал бы золотом их имена на мемориальной доске... А если протаранят меня? А если меня расстреляют среди бела дня в этой безоружной коробке?
Такая игра меня не устраивала, и я начал разыскивать облако, чтобы в нем укрыться. Нужно выжить сегодня – а завтра видно будет...
Но они продолжали быстро и круто подниматься вверх, используя мощь реактивных двигателей, и вскоре исчезли из виду на востоке, двигаясь в том же направлении, куда летел и я. Оставалось только наблюдать, как они исчезают.
Через час и три четверти я коснулся посадочной полосы в аэропорту СанХуана, очутился в обычном беспорядочном сборище грузовых и частных самолетов к востоку от здания аэропорта, нашел человека, который, как предполагалось, должен был забрать мой груз, и оставил его с целой бригадой официальных лиц спорить о том, заражены мои саженцы колорадским жуком или все на свете относительно. Сам же направился на метеостанцию.
Дежуривший там офицер узнал меня как постоянного клиента, хотя и не мог припомнить моего имени. Мы приветствовали друг друга и после этого я спросил, не слышал ли он в последнее время о какомнибудь приличном урагане.
– Слишком рано для этого времени года, – заметил он.
Я пожал плечами и процитировал известную ямайскую поговорку относительно ураганов:
– Июнь – слишком рано, июль – жди урагана, август – его не минуешь, сентябрь – зализывай раны, октябрь – все позабудешь.
Если произнести это на ямайском диалекте, то получится даже в рифму.
Он кивнул и показал на метеокарту, с которой работал.
– Вот здесь к востоку от Барбадоса небольшой вихрь.
– И что он намерен делать?
Он улыбнулся.
– Я скажу вам, а вы скажете мне



Назад