f3125c53

Ладлэм Роберт & Линдс Гейл - Парижский Вариант



Роберт Ладлэм, Гейл Линдс
Парижский вариант
Перевод (ужасный) Д. М. Смушкович-Покуда
БЛАГОДАРНОСТЬ
В будущем нас ждет множество научных достижений, и молекулярный, или
ДНК-компьютер, несомненно, одно из самых интересных и многообещающих. Мы
благодарим доктора Кейтлин Фольц, поделившуюся с нами последними
достижениями в этой области, за ее бескорыстную помощь. Доктор Фольц
является адъюнкт-профессором отделения молекулярной биологии, цитологии и
эмбриологии Университета штата Калифорния (Санта-Барбара), а также
сотрудником Института биологии моря. Недавно Национальный фонд научных
исследований назвал ее почетным членом своего совета.
Пролог
ПАРИЖ, ФРАНЦИЯ
ВОСКРЕСЕНЬЕ, 4 МАЯ
Над тесными проулками и широкими бульварами французской столицы веяли
первые теплые ветры весны, и уставшие от холодов парижане высыпали на
улицы. Невзирая на поздний уже час, они теснились на тротуарах,
прогуливаясь рука об руку, заполняли места за столиками уличных кафе. Всюду
слышалась болтовня, всюду сияли улыбки, и даже туристы прекратили свое
извечное нытье - в конце концов, именно такой, чарующий Париж обещали им
путеводители.
И те из парижан, кто праздновал наступление весны с бокалом vin
ordinaire на шумной рю де Вожирар, не обратили никакого внимания на черный
микроавтобус "Рено", что проехал мимо них и свернул на бульвар Пастера.
Машина же, поблескивая затемненными стеклами, объехала весь квартал - по
улице Доктора Ру, а оттуда - на тихую рю де Волонтер, где ее могла заметить
разве что целующаяся в подворотне юная парочка.
Черная машина остановилась напротив Пастеровского института, заглушила
двигатель и погасила фары. И, покуда слепые от счастья любовники не
скрылись в подъезде, не происходило ничего.
А затем задние двери автобуса распахнулись, и оттуда вынырнули четверо
в черном, чьи лица были скрыты лыжными шапочками. Сжимая в руках "узи",
они, невидимые, скользнули в ночь. Соткавшаяся из тени массивного
институтского корпуса фигура впустила их в приоткрытые двери. Улица за
спинами пришельцев оставалась тихой и пустынной.
На рю де Вожирар хрипло и сочно запел саксофон. Ночной ветерок заносил
обрывки музыки, смех, ароматы цветов в распахнутые окна многочисленных
корпусов знаменитого Пастеровского института. В его лабораториях трудилось
более двух с половиной тысяч ученых, лаборантов, администраторов и
студентов, и немалая часть их позволяла себе работать ночами.
Незваные гости не ожидали такого столпотворения. Тревожно озираясь и
прислушиваясь, они крались в тени деревьев и зданий, избегая открытых
дорожек и поминутно примечая, не появится ли чья-нибудь тень в окне. Шаги
их заглушал веселый гам с рю де Вожирар.
Впрочем, даже этот шум не мог помешать доктору Эмилю Шамбору, в
одиночестве корпевшему в своей лаборатории. Собственно, кроме него, на всем
втором этаже корпуса не было ни единой живой души.
Доктору Шамбору, как одному из ведущих специалистов Пастеровского
института, полагалась лаборатория не просто большая, но оснащенная
уникальным оборудованием, включавшим автоматизированный геноанализатор и
туннельный сканирующий микроскоп, способный манипулировать отдельными
атомами. Однако в тот вечер для ученого куда дороже были плоды его
собственных трудов - стопка папок, подпиравшая его левый локоть, и блокнот
на пружинке, куда доктор Шамбор имел обыкновение тщательно заносить
результаты работ. Сейчас блокнот был открыт на последней заполненной
странице.
Пальцы ученого нетерпеливо затрепетали над клав



Назад