f3125c53

Ладлем Роберт - Борн 4



ЭРИК ВАН ЛАСТБАДЕР, РОБЕРТ ЛАДЛЭМ
ВОЗВРАЩЕНИЕ БОРНА
ДЖЕЙСОН БОРН – 04
Аннотация
То, что произошло с профессором Дэвидом Уэббом, не было шизофренией. Просто так раскинула карты судьба — и пуля, просвистевшая во дворе университетского городка, вновь превратила его в тайного агента Джейсона Борна.
Кто и с какой целью втянул его в события, которые должны были потрясти мир? Может быть, это началось в руинах Грозного, когда Хасан Арсенов ценой предательства стал новым лидером чеченских боевиков?

Или в тот миг, когда мечтавший о мировом господстве Степан Спалко наконец заполучил страшное оружие? Но думать об этом некогда — ведь по следам Борна идет смерть родом из его трагического прошлого, да и вчерашние коллеги из ЦРУ стремятся избавиться от опасного свидетеля...
Пролог
Халид Мурат, лидер чеченских боевиков, сидел неподвижно, словно каменное изваяние, в броневике, который в сопровождении еще двух таких же боевых машин пробирался по изрытым воронками улицам Грозного. БТР60БП состоял на вооружении Российской армии, поэтому конвой из трех броневиков ничем не выделялся среди других таких же, рычавших моторами на улицах города.

Вооруженные до зубов люди Мурата расположились в двух других бронемашинах, одна из которых двигалась впереди, а вторая — позади той, в которой находился их командир. Они направлялись к госпиталю номер девять — одному из нескольких убежищ, которые использовал Мурат, всегда на несколько шагов опережавший тщетно разыскивавших его российских солдат.
У Мурата, которому уже подвалило под пятьдесят, была густая черная борода, широкое медвежье туловище, а в глазах горел огонь настоящего фанатика. Он давно усвоил, что править можно только с помощью железного кулака.

Он был свидетелем того, как Джохар Дудаев пытался насаждать законы шариата и потерпел сокрушительное поражение. Он наблюдал начавшуюся в результате всего этого резню, когда окопавшиеся в Чечне заезжие полевые командиры, сподвижники Усамы бен Ладена, вторглись в Дагестан, устроили серию взрывов в Москве и Волгодонске, в результате чего погибло более двухсот человек. Затем вина за эти действия была лицемерно возложена на чеченцев, и русские начали массированные бомбежки Грозного, стеревшие с лица земли большую часть города.
Небо над чеченской столицей было затянуто мутной пеленой, которая на протяжении последних месяцев не рассеивалась изза постоянно взметающихся в воздух облаков пепла от пожарищ, пылавших столь ярко, что издалека они напоминали ядерные взрывы в миниатюре. На фоне мертвого горизонта тут и там полыхали высокие фонтаны огня. Это горела нефть.
Мурат мрачно вглядывался в этот апокалиптический пейзаж сквозь затемненное стекло бронемашины. Она как раз проезжала мимо руин жилого некогда дома. Теперь от него остался лишь каркас без крыши, в обнаженных внутренностях которого догорали деревянные конструкции. Издав мучительный стон, Мурат повернулся к Хасану Арсенову, своему заместителю и ближайшему помощнику:
— Когдато Грозный был городом влюбленных, гулявших по широким, усаженным деревьями бульварам, домом для молодых матерей, катавших по зеленым скверам коляски с малышами. По вечерам открывался великолепный шатер цирка, залитый огнями, и на арену смотрели сотни радостных, смеющихся лиц, а архитекторы со всего мира чуть ли не паломниками приезжали сюда, чтобы только взглянуть на изумительные здания, изза которых Грозный приобрел славу одного из самых красивых городов мира.
Мурат грустно покачал головой и, дружески положив ладонь на колено товарища,



Назад