f3125c53

Лавкрафт Говард Филипс - Ужасный Старик



Говард Лавкрафт
Ужасный старик
Именно Анжелико Риччи, Джо Чанеку и Мануэлю Сильве принадлежал замысел
нанести визит Ужасному Cтарику, пожилому джентльмену обитающему одиноко в
обветшалом доме вблизи побережья, на Приморской улице, и чья репутация
человека одновременно необычайно богатого и крайне немощного, делала
обстоятельства необычайно привлекательными для людей профессии господ Риччи,
Чанека и Сильвы, профессия которых была ничем иным как грабеж.
Обитатели Кингспорта рассказывали про Ужасного Старика, а врочем и думали,
много такого, что преимущественно и оберегало его от внимания джентльменов
подобных Мистеру Риччи и его коллегам, несмотря на неопровержимые
доказательства, что в своем затхлом и древнем жилище он скрывает огромное
состояние. Ужасный Старик был, и правда, весьма странной личностью - полагали,
что в свое время он служил капитаном клипера в Ист-Индии, впрочем это быто так
давно, что никто не мог вспомнить, когда Ужасный Старик был молод, к тому же
он был так неразговорчив, что немногие знали его имя. Во дворике своего
старого и заброшенного жилища, среди сучковатых деревьев он держал странную
коллекцию больших камней, необычно расположенных и разукрашенных так, что они
походили на идолов некого мрачного восточного храма. Этой коллекцией пугали
мальчишек, любивших насмехаться над длинными и седыми бородой и волосами
Ужасного Старика, и бить оконные стекла в его жилище, впрочем боявшихся его; и
старшие, либо более любопытные мальчишки иногда пробирались к его дому и
подглядывали за ним сквозь пыльные оконные стекла. Они утверждали, что в голой
комнате на столе и на земляном полу расставлено множество странных бутылок, в
каждой из которых на бечевке, подобно маятнику, был подвешен маленький кусок
свинца. И они уверяли, что Ужасный старик разговаривает с этими бутылками,
обращаясь к ним по именам - Джек, Меченный, Длинный Том, Джо-Испанец, Питерс и
Мэйт Элис, и всякий раз, когда он заговаривает с бутылкой, точно отвечая,
маленький свинцовый маятник внутри совершал отчетливые колебания.
Те, кто видели длинного, тощего Ужасного Старика за этим занятием, не
подсматривали за ним более. Но Анджело Риччи и Джо Чанек и Мануэль Сильва не
были Кингспортских кровей, - были они теми безродными чужаками, жизнь которых
лежала за пределами круга привычек и традиций Новой Англии, и они видели в
Ужасном Старике лишь дрожащего от старости, практически беспомощного
седобородого, что не мог ходить без помощи сучковатой трости, и чьи тонкие,
слабые руки жалостно тряслись. Им, по правде, было несколько совестно обойтись
подобным образом с одиноким стариком, которого люди избегали, а собаки
облаивали. Но работа - это работа; и для грабителей, чьи души в их ремесле,
одновременно соблазн и вызов, когда необычайно старый и крайне немощный
человек, не обладающий счетом в банке, расплачивается в деревенской лавке, за
немногое необходимое, испанским золотом и серебром отчеканенным более двух
веков назад.
Господа Риччи, Чанек и Сильва выбрали для своего визита ночь 11 апреля.
Мистер Риччи и мистер Сильва должны были встретиться с несчастным старым
джентльменом, пока мистер Чанек будет ждать их и предположительный груз
металла в крытом автомобиле на Корабельной улице, около ворот в высокой задней
стене владений их хозяина. Желание избежать бессмысленного объяснения, в
случае непредвиденного вмешательства полиции, побуждало к такому плану для
тихого и незаметного отхода.
Планировалось, что три искателя п



Назад