f3125c53

Лавкрафт Говард Филипс - Сон



Говард Лавкрафт
Сон
На мансарду меня провел серьезный мужчина интеллигентной наружности.
Седобородый и одетый с подчеркнутой простотой. Он так мне сказал:
- Да, именно тут он и жил. Советую ничего здесь не касаться.
Любопытство делает людей неосторожными. Мы приходим сюда только вечерами и
ничего не трогаем, ибо он так завещал. Вы ведь знаете, чем он занимался?
Приходское начальство все-таки сунуло нос в это дело, и мы теперь даже не
знаем, где он похоронен. Я полагаю, вы не будете сидеть здесь до темноты.
Ради бога, не касайтесь этого предмета на столе. Да, он похож на спичечный
коробок, но никто не знает, что это такое. Возможно, это связано с его
работой. Мы стараемся даже не смотреть на эту вещь.
Через минуту мужчина ушел, оставив меня на мансарде одного. Помещение
было грязноватое, скромно обставленное, повсюду пыль. Но оно не походило
на чердак, где хранят всякий хлам. На полках стояли произведения классиков
и труды по теологии. А одна из них была забита трактатами по магии -
книгами Парацельса, Альберта Великого, Титаниуса, Гермеса Трисмегиста,
Бореллиуса и других. И все переписанные странным почерком, которого я не
мог разобрать. Еще там была дверь, ведущая в каморку, а попасть в мансарду
можно было только через люк в полу, поднявшись по крутой лестнице с
полусгнившими ступенями. Овальные окна и дубовые балки свидетельствовали о
древности дома, находившегося, без сомнения, где-то в Старом Свете. Тогда
мне казалось, что я знаю, где нахожусь, но сейчас уж и не упомню -
действительно ли я это знал. Во всяком случае - не в Лондоне. У меня
осталось смутное впечатление какого-то небольшого порта.
Маленький предмет, лежащий на столе, притягивал мое внимание. Я был
уверен, что смогу им правильно воспользоваться, поскольку у меня в кармане
лежал фонарик, или, скорее, устройство, похожее на фонарик. Я нервно
сжимал его в ладони. Это устройство не давало обычного яркого света. Его
луч был фиолетовым и, возможно, это был вовсе не свет, а род
радиоактивного излучения. А помню, что не считал это устройство простым
электрическим фонариком.
Наступили сумерки. Старые крыши и каминные трубы смотрелись через
округлое окно мансарды как-то по-особому. Я наконец собрал все свое
мужество и поставил лежавший на столе маленький предмет вертикально,
подперев его книгой. Потом направил на него луч фиолетового света. Скорее
даже не луч, а пучок частиц, которые падали на предмет как капли дождя.
Ударяясь о его стеклянную поверхность, частицы издавали слабый треск.
Темная поверхность стекла засветилась розовым, а внутри начал возникать
туманный, белый кристалл. Тут я заметил, что я не один в помещении и
прикрыл источник излучения.
Новоприбывший, однако, молчал. И вообще, какое-то время я не слышал ни
единого голоса либо звука. Все происходящее было угрюмой пантомимой,
видевшейся как бы в тумане.
Новоприбывший был худым темноволосым мужчиной средних лет, одетым в
костюм англиканского пастора. Ему можно было дать около тридцати. Бледное,
оливкового цвета лицо выглядело достаточно приятным, если бы не
ненормально высокий лоб. Коротко подстриженные и аккуратно зачесанные
волосы, легкая синева выбритых щек. Он носил очки в стальной оправе. Лицо
в сущности ничем не отличающееся от лиц других особ духовного звания, если
не считать слишком высокого лба и уж очень интеллигентного вида. В его
хрупкой фигуре чудилось что-то загадочное и колдовское.
Он, казалось, нервничал.
Он зажег слабую масляную лампу.
И, прежде ч



Назад