f3125c53

Лавкрафт Говард Филипс - Призрачные Поиски Неведомого Кадафа



Говард Лавкрафт
Призрачные поиски неведомого Кадафа
Трижды Рэндольфу Картеру снился этот чудесный город и трижды его вырывали
из сна, когда он стоял неподвижно на высокой базальтовой террасе. Весь в
золоте, дивный город сиял в лучах закатного солнца, освещавшего стены, храмы,
колоннады и арочные мосты, сложенные из мрамора с прожилками, фонтаны с
радужными струями посреди серебряных бассейнов на просторных площадях и в
благоуханных садах; широкие улицы, тянущиеся между хрупкими деревьями,
мраморными вазами с цветами и статуями из слоновой кости, что выстроились
сверкающими рядами; а вверх по крутым северным склонам карабкались уступами
вереницы черепичных крыш и старинные остроконечные фронтоны - вдоль узких,
мощенных мшистой брусчаткой переулков. То был восторг богов, глас божественных
труб и бряцанье бессмертных кимвалов. Тайна объяла его, точно тучи легендарную
безлюдную гору, и, покуда ошеломленный и мучимый неясным предчувствием Картер
стоял на кромке горной балюстрады, его мучили острая тревога почти что угасших
воспоминаний, боль об утраченном и безумное желание вновь посетить некогда
чарующие и покинутые им места.
Он знал, что когда-то этот город имел для него некое высокое значение,
хотя в каком жизненном цикле или в какой инкарнации он посещал его и было ли
то во сне или наяву, он не мог сказать точно. Неясным образом видение этого
города вызвало отблески давно позабытой поры юности, когда удивление и
удовольствие пронизывали таинство дней, а рассвет и закат равно полнились
пророчествами под пронзительные звуки лютни и песни, распахивая ярящиеся врата
к новым и еще более удивительным чудесам. Но каждую ночь Картер стоял на этой
высокой мраморной террасе, украшенной диковинными вазами и резными перилами, и
глядел на тихий предзакатный город, исполненный красоты и неземного смысла,
ощущая бремя власти тиранических богов своих грез; ибо никоим образом он не
мог ни покинуть эту возвышенность, ни спуститься по широким мраморным
ступеням, бесконечно сбегающим вниз - туда, к объятым старинными ведьмовскими
тайнами улицам, что властно манили его к себе.
Когда же он пробудился в третий раз, так и не осмелившись спуститься по
лестнице и прогуляться по тихим предзакатным улицам, он долго и истово молился
тайным богам своих грез, что гордо восседают над облаками, плывущими мимо
неведомого Кадата в холодной пустыне, куда не ступала нога смертного. Но боги
не дали ему ответа и не выказали своей милости, как не подарили ему никакого
благого знамения, когда он молился им во сне и самоотреченно звал их,
прибегнув к помощи брадатых жрецов Нашта и Каман-Та, чей пещерный храм с
огненными колоннами находится неподалеку от врат в реальный мир. Казалось,
однако, что его молитвы сослужили ему плохую службу, ибо уже после первой из
них он вдруг вообще перестал видеть чудесный город, точно прошлые три встречи
с ним были лишь случайными миражами или оптическими иллюзиями, и он узрел их в
нарушение некоего тайного плана или вопреки воле богов.
Наконец, устав от томления по этим сверкающим предзакатным улицам и
загадочным горным проулкам, вьющимся меж древних черепичных крыш, и не
способный ни во сне, ни наяву прогнать их от своего мысленного взора. Картер
решил отправиться с дерзкой мольбой туда, куда еще никогда не хаживал ни один
человек, пересечь во тьме льдистые пустыни и попасть туда, где неведомый
Кадат, сокрытый в облаках и увенчанный невообразимыми звездами, хранит во
мраке вечной тайны ониксовый за



Назад