f3125c53

Лавкрафт Говард Филипс - Пещерный Зверь



Говард ЛАВКРАФТ
ПЕЩЕРНЫЙ ЗВЕРЬ
Ужасное предположение, мучившее меня, теперь переросло в полную
уверенность. Я заблудился. Я безнадежно затерялся в лабиринтах пещеры Мамут.
Любой проход, в который я попадал, неизбежно приводил в тупик. Суждено ли мне
увидеть снова дневной свет, холмы и благодатные долины? Здравый смысл запрещал
питать пустые надежды. Я гордился тем, что сохранял самообладание и оставался
невозмутимым перед испытаниями, выпавшими на мою долю. Возможно, этому
способствовали долгие годы занятий философией. Хотя я много читал о том, что
жертвы судьбы, подобные мне, испытывают жестокое исступление, но на данный
момент у меня не было таких ощущений. Когда я понял, что сбился с пути, мной
овладело необъяснимое спокойствие. Меня не пугала мысль о том, что я уже
долгое время блуждаю в бесконечных лабиринтах, и что мое отсутствие осталось
не замеченным. Если я должен умереть, то эта зловещая и одновременно
величественная пещера станет моим последним пристанищем, моим мавзолеем.
Судьбой мне предопределено умереть от голода, таково было мое убеждение. В
подобных обстоятельствах многие сходят с ума, но я все еще сохранял ясный
рассудок. Мое невезение явилось следствием собственной ошибки. Игнорируя
предупреждение гида, к отстал от группы туристов. Больше часа я блуждал в
одиночестве по тайным коридорам грета, но так и не смог снова найти проход, по
которому шла туристическая группа, от которой я отделился. Мой электрический
фонарик начал тускнеть. Очень скоро я погружусь в жуткую и почти ощутимую
темноту земных недр. Пока я следовал в направлении, указываемом дрожащим
светом фонарика, то задавал себе вопрос: какова будет моя кончина? Я вспоминал
историю о больных чахоткой, добровольно поселившихся в гигантских подземных
пещерах. Они обустраивались там в надежде поправить здоровье благодаря
считавшимися целебными свойствам подземелья: чистоте воздуха и постоянной
температуре. Но в этих безмятежных местах их ждала страшная и ужасная смерть.
Я старался представить, каковы могут быть последствия длительного пребывания в
таких условиях для здорового и крепкого человека, как я. Теперь у меня
появилась возможность испытать эффективность воздействия жизни под землей,
хотя из-за отсутствия пищи мне не удастся довести эксперимент до конца.
Вскоре слабый свет моего фонаря совсем погас. Подземельный мрак подступал
со всех сторон, и я решил предпринять асе возможные меры, чтобы выбраться из
этого опасного положения. Вдыхая воздух полной грудью, я принялся громко
кричать в напрасной надежде привлечь внимание гида и туристов. Но сердце мне
подсказывало, что крики никто не слышит, кроме меня самого, в этом черном
тупике с неисчислимыми коридорами. Неожиданно я встрепенулся, услышав глухие
шаги. Может быть экскурсовод, обнаружив мое исчезновение, отправился на поиск
в этом известняковом лабиринте?
Я мучительно искал ответы на мои же вопросы и готов уже был возобновить
попытки спастись, как моя внезапная радость сменилась поглотившим весь разум
ужасом. Мой тонкий слух, еще более обострившийся благодаря абсолютной тишине,
царившей в пещере, подсказал, что шаги не могли принадлежать человеку.
Действительно, в этом подземелье звуки движений экскурсовода должны были бы
резонировать громче. А сейчас до меня доносилась почти бесшумная поступь,
напоминавшая кошачью походку. Впрочем, чем сильнее было мое напряжение, тем
больше казалось, что я слышу звуки не двух, а четырех приближающихся лап.
Теперь я убедился,



Назад