f3125c53

Лавкрафт Говард Филипс & Дерлет Август Уильям - Возвращение К Предкам



Говард Ф.Лавкрафт, Огэст Дерлет
Возвращение к предкам
1
Когда мой кузен Амброз Перри отошел от врачебной практики, он был еще
далеко не старым человеком, ибо разменял всего-навсего пятый десяток и
выглядел бодрым и подтянутым. Практика в Бостоне приносила ему приличный
доход и вполне его устраивала, однако с еще большим рвением он отдавался
разработке собственных теорий. Они были его любимым детищем, и. он не
посвящал в них даже своих коллег, на которых, по правде говоря, привык
смотреть свысока, как на людей слишком ортодоксально мыслящих и недостаточно
смелых, чтобы затевать собственные эксперименты без предварительной санкции
Американской медицинской ассоциации. Кузен мой, надо сказать, был типичным
космополитом: он получил солидное образование в таких центрах европейского
просвещения, как Вена, Сорбонна и Гейдельберг, и чрезвычайно много
путешествовал. И вдруг на самом гребне своей блистательной карьеры этот
человек бросает все, чтобы поселиться в одном из самых глухих уголков штата
Вермонт.
С тех пор он, вел жизнь отшельника в доме, выстроенном посреди
дремучего леса и оборудованном самой основательной лабораторией, какую
только можно было иметь за деньги. В течение трех лет от него не поступало
никаких известий; ни строчки о том, чем он занимался все это время, не
промелькнуло на страницах печатных изданий или хотя бы в личной переписке
его родных и близких. Нетрудно представить мое удивление, когда по
возвращении из Европы я обнаружил у себя дома письмо от кузена, в котором он
просил меня навестить его и, если возможно, пожить у него какое-то время. В
ответном послании я вежливо отказался от приглашения, сославшись на то, что
в настоящее время занят подыскиванием подходящего места работы. Я также
поблагодарил его за весточку и выразил надежду, что когда-нибудь в будущем
мне, быть может, удастся воспользоваться его приглашением, которое было
столь же любезным, сколь и неожиданным. Ответ от кузена пришел с обратной
почтой; в нем он предлагал мне щедрое жалованье в случае, если я соглашусь
стать его секретарем - то есть, как мне это представлялось, буду выполнять
всю необходимую работу по дому и вести научные записи.
Я думаю, что любопытство повлияло на мое решение не в меньшей степени,
чем сумма вознаграждения, а она была поистине щедрой. Я принял предложение
кузена без промедления, словно опасаясь, что он возьмет его обратно. Не
прошло и недели, как я уже стоял перед его домом, довольно нелепым
сооружением в духе построек первых голландских фермеров в Пенсильвании -
одноэтажных, с очень высокими коньками и крутыми скатами крыш. Несмотря на
подробные инструкции, полученные от кузена, я отыскал его жилище не без
труда. Оно располагалось, как минимум, в десяти милях от ближайшего
населенного пункта - деревушки под названием Тайберн - и отстояло довольно
далеко от старой проселочной дороги, так что, спеша прибыть к назначенному
времени, я едва не сбился с пути, с трудом обнаружив поворот и узкий проезд
меж зарослями кустарника.
Владения охраняла немецкая овчарка, сидевшая на длинной цепи. Завидев
меня, она насторожилась, но не заворчала и даже не тронулась в мою сторону,
когда я подошел к двери и позвонил. Внешний вид Амброза неприятно поразил
меня; он сильно похудел и осунулся. Вместо бодрого румяного человека, каким
я его видел в последний раз почти четыре года тому назад, передо мной стояла
жалкая пародия на моего кузена. Изрядно уменьшилась и его природная живость,
разве что рукоп



Назад