generic cialis online f3125c53

Лавкрафт Говард Филипс & Дерлет Август Уильям - Лампа Альхазреда



Ховард Филипс Лавкрафт
Авгус Уильям Дерлет
ЛАМПА АЛЬХАЗРЕДА
Прошло семь лет со дня таинственного исчезновения старого Уиппла, и
Уард Филлипс, его внук, стал обладателем лампы. Филлипс поселился в доме,
принадлежащем деду, на Энгел-стрит сразу после его исчезновения. Однако
лампа хранилась у поверенного в делах Уиппла до истечения семилетнего
срока, который требуется по закону для подтверждения смерти ее владельца и
передачи наследнику. По воле деда лампа была надежно застрахована на случай
каких-либо непредвиденных обстоятельств, его смерти или какой-либо
случайности, У Филлипса было достаточно времени, чтоб вволю порыться в
необъятной библиотеке старого Уиппла, где его ожидали настоящие сокровища и
где он мог почерпнуть много нового и интересного. И только тогда, когда
большинство книг библиотеки были им прочитаны, Филлипс оказался готовым
принять по наследству "наиболее ценное сокровище", как сам Уиппл назвал в
завещании лампу.
К этому времени Филлипсу исполнилось тридцать лет. Он был человеком
слабого здоровья, что являлось следствием болезней, перенесенных им в
детстве, и, видимо, из-за них навсегда остался одиноким и несчастным.
Родился он в семье среднего достатка, а все деньги, оставленные дедом,
были потеряны из-за неразумного размещения капитала, Филлипсу досталась
только недвижимость: дом и несколько акров земли.
Он работал журналистом в небольших журналах. Чтобы свести концы с
концами, Филлипс подрабатывал, занимаясь редактированием рукописей
малоизвестных авторов, которые, мечтая увидеть свои произведения
опубликованными. надеялись, что его перо придаст им необходимый блеск.
Сидячий образ жизни еще больше ослабил его здоровье, и был он склонен ко
всевозможным заболеваниям. Филлипс был высок, худ и носил очки. Он часто
простужался, а однажды по собственной неосмотрительности даже заболел
корью.
В теплые дни Филлипс любил бродить в окрестностях города, где играл
еще ребенком, и часто сидел на том же самом лесистом берегу реки, который
был излюбленным местом его детства.
Этот участок реки Сикон почти не изменился за последние годы, и
Филлипс, который практически жил в прошлом, искренне верил в то, что можно
победить время, если почаще бывать в любимых местах своего детства. Однажды
он так объяснил эту точку зрения одному из своих друзей:
- Среди множества лесных тропинок, которые знаешь с самого детства,
совершенно исчезает ощущение прошедших лет. Поэтому я иногда почти
удивляюсь, когда вижу, как за эти годы изменился и разросся город.
Помимо берегов реки Сикон, он часто посещал Нентаконхонт - один из
холмов, со склона которого подолгу глядел на родной город и сидел там в
тишине в ожидании заката. Его приводила в восторг панорама погружавшегося в
сумерки города с его бесконечными крышами, темнеющими на фоне оранжевого
или ярко-красного от заката неба или утопающими в перламутровых изумрудных
красках вечерней зари. А потом, один за другим, в городе зажигались огни,
которые делали его похожим на неведомую волшебную страну. Поэтому вечерний
город Филлипс любил больше всего.
Из-за экскурсий Филлипс работал по ночам, и лампа, поскольку в целях
экономии он решил отказаться от электричества, пришлась как нельзя кстати.
В письме, которым сопровождал этот последний дар старый Уиппл, - а дед был
всегда привязан к внуку, и после смерти его родителей, которые умерил,
когда Филлипс был еще ребенком, любил его еще больше, - говорилось, что
лампа была найдена в одной из гробниц Аравии и явл



Назад